8 (81364) 26-361
При обнаружении пожара, браконьерства и других нарушений заповедного режима
Растительность и почвы

1.jpg




















Растительность

Еловые леса

Темнохвойные еловые леса -  зональный тип коренной растительности в заповеднике. Так как коренные растительные сообщества существуют с давних пор, то все  организмы, населяющие их, хорошо приспособились к совместной жизни. В верхнем древесном ярусе наших темнохвойных лесов господствует ель европейская (Picea abies). Реже встречается также и ель финская (Picea х fennica),  считающаяся гибридом ели европейской и сибирской. Ель финская обычно присутствует в качестве примеси к первому виду ели в сырых, но не заболоченных местах, например, в ельниках чернично-багульниковых. Ель финская - дерево несколько менее крупное, чем ель европейская, крона ее уже, а шишки мельче, с округлыми, а не угловатыми чешуйками.

Ель - самый мощный конкурент среди остальных наших древесных пород, но требует хороших почвенных условий. Поэтому на плодородных почвах она всегда господствует, а на песках и болотах полностью уступает первенство более выносливой сосне. В силу своих высоких конкурентных качеств, ель в еловом лесу -  главная хозяйка. Она определяет условия существования для всех остальных членов сообщества. Каковы же ее биологические особенности?

Ель европейская - высокое стройное дерево, достигающее 25-30 и более метров в высоту. Живет она до 200-300 лет (иногда и до 500). В первые годы жизни молодые елочки очень нежны - чувствительны к заморозкам, солнечным ожогам и хорошо себя чувствуют только под защитой других деревьев. Вначале они растут медленно - по несколько сантиметров в год, но затем быстрее. В благоприятных условиях елочки-подростки прирастают на 50-70 и даже более сантиметров за сезон. Взрослой ель становится к 25-30 годам (в средних условиях), тогда и переходит к плодоношению. В наших краях "цветение" ели происходит в конце мая, ее пыльца в этот период разносится ветром на огромные расстояния. Женские шишки созревают в октябре первого года, но висят на дереве до февраля-марта. В это время они раскрываются, и семена разносятся по насту. Крона ели густая, начинается часто почти от самой земли, поэтому под ней могут выжить только теневыносливые растения. Сумрак ельника затрудняет процесс фотосинтеза - превращения энергии солнца в энергию живого вещества. К таким условиям растения приспосабливаются разными способами. Некоторые даже переходят к малосвойственному зеленым обитателям планеты питанию готовым органическим веществом за счет симбиоза с грибами и частичного паразитизма. В наших лесах это широко распространенный подъельник (Hypopitys monotropa) и гораздо более редкий ладьян трехнадрезный (Corallorhiza trifida). У этих растений нет хлорофилла, необходимого для фотосинтеза, поэтому они бледные, как картофельные ростки, выросшие в подвальной темноте. Часть лесных растений приспосабливаются к жизни в тени за счет увеличения фотосинтезирующей поверхности листовых пластинок. Еще один способ адаптации к условиям низкого освещения  - сохранение листьев в течение более одного вегетационного периода. Одни виды, такие как ожика волосистая (Luzula pilosa), -  летне зимнезеленые. Они сохраняют часть листьев в течение зимы. Другие виды - вечнозеленые, сохраняют листья в течение нескольких лет. К последним относятся брусника (Vaccinium vitis-idaea), плауны (Lycopodium sp.), многие грушанковые (Pyrolaceae). Летне зимнезеленые или вечнозеленые растения, выйдя из под снега, сразу приступают к  фотосинтезу, экономя время на формирование новой генерации листьев.

Вечнозеленость - это загадка северной тайги, так как этот признак характерен в основном для  растений из тропических и субтропических областей. Как же получилось, что почти половина растений елового леса относится к вечнозеленым? Оказывается, большинство спутников ели ведут свое  происхождение из групп растений, сформировавшихся в более теплых странах. Например, семейство брусничных является по преимуществу тропическим - в лесах Америки и Азии растет около 300 видов, его представляющих. Ученые предполагают, что растительность елового леса, в отличие от широколиственных лесов или лугов, более древняя. Она сформировалась в условиях более теплого климата, с длительным периодом вегетации, что имело место в ранние эпохи третичного периода.

Влияние ели на микроклимат не ограничивается значительным затенением. Под ее пологом менее резко меняются температуры в течение суток, замедлен теплообмен между почвой и нижним слоем воздуха. Вещества, содержащиеся в еловом опаде, обедняют почву, оподзоливают ее. Тем не менее, травянистые растения так называемой "еловой свиты" достаточно многочисленны. Тут можно встретить ландыш (Convallaria majalis), майник (Maianthemum bifolium), седмичник (Trientalis europaea),  грушанки (Pyrola), вороний глаз (Paris quadrifolia), разнообразные папоротники: щитовник Картузиуса (Dryopteris carthusiana), телиптерис буковый (Phegopteris connectilis), голокучник обыкновенный (Gymnocarpium dryopteris) и другие.

Одно из приспособлений к жизни под еловым пологом -  окраска цветков. У большинства еловых спутников, например, у седмичника, майника, ландыша, цветки белые. В сумраке елового леса этот цвет лучше замечают насекомые-опылители.

Другим приспособлением служит способ распространения семян. Так как под плотный полог леса ветер проникает редко, семена должны быть такими легкими, чтобы могли разлетаться от малейшего дуновения. Действительно, у некоторых растений, например, грушанок или лесных орхидей - любки двулистной (Platanthera bifolia), гудайеры ползучей (Goodyera repens) - вес одного семени не превышает нескольких миллионных долей грамма. Другой способ распространения семян - приспособление их для переноса животными. Например, семена ожики волосистой (Luzula pilosa) и марьянника (Melampyrum pratense) имеют вкусный мясистый придаток, ради которого муравьи разносят семена по лесу. Мелкие птицы и млекопитающие употребляют семена в пищу, а затем выделяют их с экскрементами. Иногда же перенос зачатков осуществляется благодаря временному прикреплению их к оперению или шерсти животных.

 При сильном затенении не всегда удается успешно завязать плоды и образовать семена, поэтому практически все цветковые растения елового леса способны к вегетативному размножению. Большинство растений имеют длинные ползучие корневища, позволяющие им активно расселяться без помощи семян.

В травостое наших северных лесов практически нет однолетников. Исключение составляют марьянники - лесные полупаразиты. Они имеют хлорофилл и способны к фотосинтезу, но с помощью присосок на слаборазвитых корнях получают воду и минеральные вещества от растений-хозяев.

Ельники делятся на ассоциации в зависимости от условий произрастания ели. Главный отличительный признак лесных сообществ при этом - качество мохового покрова.
Известный русский ученый В.Н. Сукачев составил наглядную схему взаимной связи типов таежных лесов, расположив их вдоль координатных осей, показывающих направления изменения богатства и влажности почвы. В оптимальных экологических условиях господствует зеленомошная группа. К ней относятся кисличная  и черничная  ассоциации. В моховом покрове таких лесов преобладают зеленые (гипновые) мхи - ажурный плевроциум (Pleurozium schreberi), изящный "многоэтажный" хилокомиум  (Hylocomium splendens), курчаволистный дикранум (Dicranum sp.), напоминающий птичье перо птилиум (Ptilium crista-castrensis).
Ельники черничные - наиболее распространенная еловая ассоциация в заповеднике, как и во всей среднетаежной зоне. Довольно крупные массивы старых (достигших 100 лет и более) ельников черничников можно встретить на водоразделах в восточной и центральной (к северу от Лахтинского залива) частях заповедника. Высота елей тут превышает 20-25 м. В древесном ярусе в качестве примеси присутствует сосна (Pinus sylvestris), береза пушистая (Betula pubescens), иногда осина (Populus tremula). В подлесок входит рябина (Sorbus aucuparia), можжевельник (Juniperus communis), крушина (Frangula alnus), ива ушастая (Salix aurita). Два последних вида разрастаются пышнее по сырым канавкам и просекам. В травяно кустарничковом ярусе преобладает  черника (Vaccinium myrtillus), сопровождают ее все вышеупомянутые члены "еловой свиты".
    Ельники кисличные приурочены в заповеднике к поймам ручьев и речек и занимают небольшие площади. Сомкнутый моховой покров, как правило, отсутствует, зато видовое разнообразие сосудистых растений гораздо выше. В состав подлеска, помимо видов, обычных и для черничников, часто входят ольха черная (Alnus glutinosa) и серая (A. incana), осина, черемуха (Padus avium), малина (Rubus idaeus), смородина черная (Ribes nigrum). В травяном покрове преобладает кислица (Oxalis acetosella). Обычны здесь также костяника (Rubus saxatilis), вороний глаз (Paris quadrifolia), папоротники, такие как щитовник Картузиуса (Dryopteris carthusiana), телиптерис буковый (Phegopteris connectilis), голокучник (Gymnocarpium dryopteris) и др.
Очень похожи на кисличники, но отличаются еще большим видовым разнообразием ельники травяные. Встречаются они на самых плодородных почвах с проточным увлажнением в поймах речек и ручьев. Экологические условия для ели здесь наилучшие. Один из таких ельников расположен в пойме реки Пельчужни. В этом лесу можно встретить настоящие неморальные, то есть, дубравные виды, например, клен платановидный (Acer platanoides) и липу (Tilia cordata).
При избытке застойной почвенной влаги в моховом покрове ельников разрастается кукушкин лён (Polytrichum commune), а потом и сфагновые мхи (Sphagnum sp.). Возникают долгомошные и сфагновые еловые ассоциации. В таких условиях ель чувствует себя плохо, начинает болеть и выпадать из древостоя, постепенно сменяясь сосной. Процесс заболачивания наблюдается на территории заповедника примерно с начала XX века. Об этом свидетельствует, например, изменение ширины годовых колец старых деревьев. Уменьшение годового прироста, вызванное ухудшением почвенных условий, было отмечено во многих местах заповедника. Причина нарушения равновесия между болотом и лесом, видимо, связана с глобальными геологическими явлениями.

 

Сосновые леса 
Сосняки наряду с ельниками формируют типичнейшие ландшафты европейскойсредней тайги. Однако считаются они не зональным, а так называемым интразональным типом растительности, потому что распространены почти во всех климатических зонах Европы. Благодаря уникальной неприхотливости, обильному и частому семеношению, быстрому росту, высокой устойчивости к действию сильных морозов, засухи и огня сосна обыкновенная (Pinus sylvestris) заходит далеко на север и на юг, опускаясь на равнины и поднимаясь в горы, образуя обширнейшие леса в тайге и островные насаждения в степной зоне. "Спартанские" качества этого дерева способствуют тому, что несмотря на интенсивные рубки и пожары, площадь сосновых лесов в нашем регионе существенно не меняется. Вырубки и гари обычно вновь успешно зарастают соснами.
В наших условиях сосновые боры произрастают обычно на самых бедных сухих песках или торфяных болотах, поскольку на более плодородных почвах не выдерживают конкуренции с елью. Доля сухих и сырых (сфагновых) типов сосняков в заповеднике примерно одинакова, с небольшим перевесом последних.
Сосняки называют светлохвойными лесами из-за ажурности сосновой кроны, способствующей свободному притоку тепла, влаги и света под полог деревьев. Существует другое, народное наименование чистых сосновых боров - краснолесье, что связано с исключительной красотой таких лесов. Одно из местечек заповедника - бор на высоком берегу реки Свирь так и называется - "Красное".
 Значение сосновых лесов для жизни людей трудно переоценить. Они не только служат источником получения прекрасной деловой древесины, живицы и другого ценного сырья, но и выполняют огромную оздоровительную и эстетическую роль. В сосняках создается особый микроклимат благодаря выделению в атмосферу большого количества фитонцидов, убивающих болезнетворных микробов. Воздух там наполнен смолистыми веществами, которые благоприятно влияют на организм человека. Благодаря всем этим качествам, сосновые леса издавна служат местами массового отдыха, в них устраивались многочисленные санатории и дома отдыха. Для населения такие леса всегда были излюбленным местом сбора грибов (боровиков, маслят, рыжиков и т. д.) и ягод. Сосняки черничники - естественные угодья черники,  брусничники - брусники, сосняки сфагновые - морошки и клюквы. Ягоды и семена сосны и ели служат основным кормом для многих лесных птиц и зверей. Поэтому в заповеднике ведутся ежегодные учеты урожайности ягодников и древесных растений. Плодоношение ягодных кустарничков очень сильно колеблется год от года. Это связано как с естественной цикличностью размеров урожая, так и с погодными условиями - поздними заморозками, особенно опасными для рано цветущей черники, летней засухой, избыточными дождями или холодами. Максимальная средняя урожайность брусники и черники может достигать у нас 0,5 т/га (на отдельных участках до 1 т/га), клюквы - почти 1,5 т/га. Но годы с высокой урожайностью случаются достаточно редко, особенно у брусники. Это связано еще и с экологическими особенностями этого растения. Брусника обильно плодоносит только в молодых разреженных лесах, на вырубках. Поэтому заповедные леса по мере их старения постепенно теряют свое значение как брусничные угодья.
Травяной покров сосновых лесов очень беден. В основном он состоит из видов, малотребовательных к богатству почв. Из кустарничков доминируют брусника, вереск (Calluna vulgaris). Обычны также марьянник, луговик извилистый (Avenella flexuosa), папоротник орляк (Pteridium aquilinum) и подъельник. Луговик (злак с тонкими мягкими листьями) и орляк особенно разрастаются на пожарищах и сухих вырубках. Для сосняков с застойным увлажнением очень характерно присутствие крупного кочковатого злака с жесткими и блестящими голубоватыми листьями - молинии голубой (Molinia coerulea). В таких лесах растут также багульник болотный (Ledum palustre), черника, голубика (Vaccinium uliginosum) и мирт болотный (Chamaedaphne calyculata). 
Типология сосновых лесов сходна с подразделениями еловых. Однако, по мнению большинства ботаников, коренными ассоциациями можно считать только сосняки лишайниковые и брусничные, а также верховые болота с сосной. 
Сосняки лишайниковые, точнее лишайниково-зеленомошные - одна из самых типичных ассоциаций заповедника. Располагаются они по гребням самых сухих и бесплодных песчаных гряд. Конкуренция корневых систем сосен тут столь высока, что почва покрыта лишь зелеными мхами и ягелями - кустистыми лишайниками из рода кладина (Cladina). Считают, что в формировании этой ассоциации большую роль играют регулярные, происходящие примерно один раз в 100-150 лет, пожары. Во время пожара почва изменяется в большей степени, чем при вырубке деревьев. С одной стороны, теряется значительное количество элементов минерального питания (улетучиваются газообразные формы азота, вымываются и выдуваются зольные элементы), с другой - повышается активность почвенных микроорганизмов. Пожары, видимо, были широко распространены и в прошлом, поскольку в природе сформировались хорошо отлаженные механизмы зарастания гарей. Сначала на опаленной огнем почве поселяются пионерные виды, такие как иван-чай (Chamenerion angustifolium), мох фунария (Funaria hydrometrica). Для более поздних стадий характерно обильное развитие вереска, луговика извилистого и орляка. Зарастание гарей древесными растениями, за исключением ели, происходит быстрее, чем зарастание вырубок. После уничтожения лесной подстилки и растений нижних ярусов здесь создаются благоприятные условия для прорастания семян и приживания всходов. Обычны на пожарищах береза, осина, ивы. Но самые сухие и бедные почвы успешно заселяются только сосной. После появления сомкнутого древостоя восстановление растительных сообществ на гарях происходят аналогично сменам на вырубках.
Сосняки брусничные представляют собой ассоциацию, по экологическим условиям стоящую между беломошниками и черничниками. На сомкнутом ковре из зеленых мхов тут можно обнаружить от силы несколько видов сосудистых растений. Преобладает среди них, конечно, брусника и иногда - вереск. Еловый подрост в брусничниках, как правило, отсутствует.
Широко распространенные в заповеднике  сосняки черничные обычно считаются переходной ассоциацией. Во втором или третьем ярусе таких лесов всегда растут молодые ели. Напочвенный покров очень сходен с таковым в черничном ельнике. Однако у сосняков-черничников нашего края есть особенность, отмеченная еще ботаниками, работавшими в Лодейнопольском уезде Олонецкой губернии в начале двадцатого века. Из-за недостаточной мощности песчаных почв ель тут редко выходит в первый ярус. Большие еловые деревья обычно не выдерживают сильного ветра и выпадают из древостоя. Смена пород при этом как бы замирает на промежуточном этапе (Дингельштедт, 1914; Красноруцкая, 1927).
Сосняки сфагновые, занимающие значительные пространства в заповеднике, обычно окаймляют верховые и переходные болота. Этот тип пополняется за счет активного заболачивания зеленомошных лесов. Древостой в болотных сосняках разреженный. Деревья, несмотря на солидный возраст (иной раз до 200 лет), невысокие, с укороченными побегами, что сказывается на форме кроны. Напочвенный покров почти не отличается от такового на верховых болотах. Вообще различие с верховым болотом у этой ассоциации  скорее количественное, чем качественное. Толщина торфяного слоя тут такова, что доступ корней к минеральным горизонтам почвы еще возможен. Обычно этот слой не превышает 50-60 см.
Мелколиственные леса
Березняки. Береза в наших лесах представлена двумя древесными видами. Наиболее распространена береза пушистая (Betula pubescens). Она образует чистые древостои на сырых и заболоченных местах, как примесь присутствует практически во всех типах леса, за исключением наиболее сухих. Часто вместе с ней произрастает и береза повислая (Betula pendula), плакучие формы которой будят творческое воображение поэтов и художников. Она встречается также в различных лесах, на гарях, вырубках, заброшенных пашнях, но избегает мест с застойным увлажнением. Иногда эти два вида образуют гибриды.
Принято считать, что все березовые леса в нашей зоне - производные, то есть, возникли на месте ельников и постепенно в них перерождаются. Это действительно так для большинства березняков. Однако существуют и естественные березовые леса, которые никогда ельниками не были и не станут в будущем. Как правило, они занимают небольшие площади в пониженных влажных местах с застойным увлажнением, которое ни осина, ни ель выдержать не могут. Такие хвощево таволговые березняки можно встретить, например, в окрестностях деревни Горка или стационара Лахта. В их травяном покрове  обычно доминирует таволга (Filipendula denudata, F. ulmaria), хвощи лесной и луговой (Equisetum sylvaticum, E. pratense); в заполненных водой понижениях развиваются ситники (Juncus sp.) и  осоки (Carex sp.); на кочках можно встретить папоротник кочедыжник женский (Athyrium filix-femina)  и много других растений. По опушкам встречается купальница (Trollius europaeus L.), любка двулистная (Platanthera bifolia (L.) L.C. Rich.).
    Типичные вторичные березняки, возникшие после вырубки коренных ельников, тянутся вдоль дороги, соединяющей заповедник с Карелией. Возраст березы в данных лесах превышает 50 лет. Естественный же процесс восстановления лесов исходного типа длится обычно более 100 лет (Лесная энциклопедия, 1985). Под кронами берез ель уже сформировала второй древесный ярус. В "окнах", т.е. просветах полога, щеткой поднимается крепкий еловый подрост. Активному возобновлению ели в этих лесах способствует то, что при рубках были оставлены  отдельные большие деревья - семенники. Древостой в таких березняках содержит примесь ели, сосны и осины. Состав нижних ярусов в производных березовых лесах обычно соответствует коренному типу леса - чаще всего черничнику или кисличнику. Однако, в связи с  большей прозрачностью березового полога здесь разрастаются опушечные травы, такие как майник, ландыш, орляк, вейник тростниковый (Calamagrostis arundinacea), а также некоторые луговые растения. В кисличных и кислично-травяных березняках в северо-западной части заповедника активно расселяется клен.
Осинники. В нашей природной зоне осина, она же тополь дрожащий (Populus tremula), не образует чистых естественных древостоев, как, например, в степи. Это крупное, до 35 м высотой и 1 м в диаметре, дерево очень декоративно, особенно осенью. По способности к быстрому размножению и росту это типичная пионерная порода. Семена осины очень мелкие, с хохолком из тонких волосков, легко разносятся ветром. Попадая на влажный грунт, они быстро прорастают, обычно, в первые же сутки,  а в теплую погоду иногда в течение нескольких часов. Существенный недостаток  семян осины - быстрая утрата ими всхожести. Живет осина сравнительно недолго, изредка достигает столетнего возраста. Постепенно она вытесняется теневыносливой и более долговечной елью. 
Осинники редко, обычно только на гарях, возобновляются семенным путем. Чаще же, особенно на вырубках, возобновление идет вегетативно -  корневыми отпрысками и пневой порослью. Вокруг одиночных старых осин близ заброшенных деревень нередко можно встретить такие клоны, уже превратившиеся в небольшие рощи. В этих рощах все деревья имеют пол материнского дерева - как и другие тополя, осина двудомна. Благодаря способности размножаться корневыми отпрысками, осина быстро осваивает вырубки, остающиеся после прочистки дорог в заповеднике. Уже на второй год вдоль осветленных троп появляется ее обильная поросль. 
Древесина осины белая, лишенная ядра, мягкая. Однако в сухом состоянии она обладает значительной прочностью и устойчивостью к гниению. Кора и почки осины содержат витамины, питательные и лекарственные вещества. Поэтому в наших лесах это дерево - излюбленный корм для лосей, бобров, зайцев и других диких животных.
Самые большие массивы вторичных осинников с черникой и кислицей встречаются в заповеднике в окрестностях стационара Лахта, на плодородных суглинистых почвах бывших пашен и кисличных ельников. Нынешний возраст осины в них - 50 лет и более, поэтому второй ярус ели тут уже сформирован. Молодых елей значительно больше в тех осинниках, которые непосредственно примыкают к старым ельникам. Отсутствие семенных деревьев заметно замедляет процесс возобновления коренного леса. 
Небольшие участки неморальных осинников с очень богатым и разнообразным растительным покровом можно встретить по склонам оврагов, в поймах небольших ручьев и речек. Неморальными они называются потому, что отчасти напоминают более южные широколиственные леса с дубом. В них обычно хорошо развит ярус небольших деревьев и кустарников типа рябины, ольхи серой, калины (Viburnum opulus), малины, смородины. В одном из таких пойменных осинников в устье небольшого ручья, впадающего в реку Свирь, обнаружена единственная в заповеднике популяция печеночницы благородной (см. раздел "Редкие виды растений"). В осинниках такого типа можно найти наш самый красивый папоротник - страусник обыкновенный (Matteuccia struthiopteris), а также селезеночник (Chrysosplenium alternifolium), сныть (Aegopodium podagraria), норичник узловатый (Scrophularia nodosa), недотрогу обыкновенную (Impatiens noli-tangere), скерду болотную (Crepis paludosa) и другие виды, характерные для широколиственных лесов.
Ольшаники. В заповеднике растут два представителя рода ольха, относящегося к семейству березовых. По своим экологическим характеристикам они отличаются довольно значительно. Ольха черная, или клейкая (Alnus glutinosa) - мощное дерево, достигающее у нас высоты 25-30 м. Листья у нее округлые, с выемчатой верхушкой, голые, в молодом возрасте клейкие. Ольха серая (A. incana) - крупный кустарник или небольшое дерево, редко дорастающее до высоты 20 м. Листья у нее острые, молодые побеги серовойлочные, не клейкие. Это пионерная порода, умеренно требовательная к влаге и почве. Ареал ольхи серой в целом севернее, чем у  предыдущего вида. Уже на плакорах южной Мещеры она считается чрезвычайно редким растением. Оба вида способны давать обильную поросль у пней. 
 Ольшаники имеют важное  берегоукрепляющее и водорегулирующее значение. Но особенно велика их роль в повышении почвенного плодородия. Опадающая ольховая листва легко разлагается и приносит в почву много минеральных веществ и органического азота. А актиномицеты, живущие на корнях ольхи, способны фиксировать 20-65 кг/га атмосферного азота в год (Лесная энциклопедия, 1986).
Черноольховые леса занимают особое положение. Они встречаются на низинных топях с  богатыми почвами. Ольха растет здесь вне конкуренции с другими деревьями, образуя  густые коренные насаждения. Это древний тип лесных сообществ. Близкие ему сообщества были характерны для третичного времени и тогда они занимали большие территории в европейской части России (Алексеев и др., 1988).
Наиболее значительные по площади черноольшаники расположены к северу от стационара Гумбарицы. Подлесок в них состоит из крушины, калины, рябины, черемухи, черной смородины. В нижних ярусах растут типичные представители как низинных болот, так и широколиственных лесов. Среди последних - звездчатка дубравная (Stellaria nemorum), будра плющевидная (Glechoma hederacea), изредка - купена многоцветковая (см. раздел "Редкие виды растений") и другие.
Сероольховые леса, напротив, относятся к производным, пионерным типам. Они формируются на месте заброшенных пашен и сенокосов, на эродированных землях и вырубках. Узкие полосы сероольшаников тянутся над поясом ив вдоль берегов реки Свирь, залива Лахта и Ладоги. К ольхе серой тут часто примешивается ель, береза, черемуха, ива козья (Salix caprea), осина, рябина. Для нижних ярусов характерны азотолюбивые растения - малина, крапива (Urtica dioica), кислица. Тут же можно встретить и довольно редкий в наших местах папоротник - щитовник мужской (Dryopteris filix-mas), чье ядовитое корневище используется в медицине как сильнейшее глистогонное средство.
Болота
Болота наряду с хвойными лесами - основной элемент ландшафта Нижне-Свирского заповедника. Торфяные почвы практически не поддаются окультуриванию, но в природе болота - вовсе не "бросовые земли". Эти огромные резервуары влаги поддерживают водный режим окружающих земель и питают многочисленные реки. Торфяные болота подобны губкам. В самую жару в них есть неприкосновенный запас влаги, поддерживающий уровень грунтовых вод. Во время же паводков болота удерживают воду до последнего, не давая всей накопленной за зиму или период дождей массе влаги обрушиться в реки. Оказывают они стабилизирующее воздействие и на климат. Уникальное свойство болот - способность накапливать углерод из атмосферы в виде твердого органического вещества - торфа. Ведь торф - это не что иное, как спрессованные остатки растений, которые чрезвычайно медленно разлагаются в очень влажных и бедных кислородом условиях. Почти все болота заповедника образовались в Голоцене, который начался около десяти тысяч лет назад и длится по сей день. Если внимательно изучить торф со дна болота и разных глубин, можно узнать, как менялась наша природа в течение этих десяти тысяч лет. Рассматривая остатки растений под микроскопом, мы узнаем, какие растительные сообщества были на этом месте. Изучая сохранившиеся в торфе микроскопические споры и пыльцу, можно представить, какая растительность была вокруг на многие километры - ведь споры и пыльца очень легкие, и разносятся далеко. Подвергая анализу молекулы углерода из торфа, ученые определяют их приблизительный возраст, поскольку известно соотношение изотопов углерода в атмосфере в разные периоды развития планеты. Торфяная залежь - бесценная летопись жизни природы.
Болото - это сложно устроенный организм, который рождается как единое целое, живет тысячелетиями, вовлекая в свою жизнь все окружение. Именно поэтому любое воздействие на него - осушение, вырубка леса, добыча торфа, просто вытаптывание или неумеренный сбор растений и ягод - выводит из строя весь тонко отлаженный организм и связанные с ним экосистемы. Десятки видов животных и растений живут исключительно на болотах. Такие виды получили название "гелофиты". С гибелью болота они исчезают. Поэтому трудно переоценить роль заповедника в сохранении уникальных болот Приладожья.
При всем разнообразии наших болот, по характеру водно-минерального питания растений их можно отнести к трем основным типам
Верховые (олиготрофные) болота занимают большие площади, главным образом, в северо-восточной части заповедника. Эти сообщества имеют самый почтенный возраст среди остальных типов болот. Своим происхождением они обязаны сфагновым мхам. Особые полые клетки сфагновых листьев способны впитывать и удерживать большое количество атмосферной влаги. Поэтому в условиях избыточного увлажнения ковер этих мхов сильно разрастается, способствуя дальнейшему заболачиванию. Нижние части сфагнов постепенно отмирают и в условиях отсутствия кислорода, превращаются в торф. Средняя скорость нарастания торфяной залежи - 1 мм в год.
Заболачивание может быстро распространяться в стороны от исходного центра. В результате центральная часть верхового болота всегда оказывается более старой и высокой, а потому обычно безлесной. Вокруг центра образуется зона низкорослого и редкостойного сфагнового сосняка. К краям поверхность болота относительно круто понижается. Здесь застаивается влага поверхностного стока и возникает краевая топкая зона. Растительный покров этой зоны схож с покровом переходных болот. 
Самые крупные олиготрофные болота заповедника - Сегежское (8800 га) и Лыково. Эти болота слабо облесены, а их поверхность представляет собой равномерное сочетание невысоких гряд и кочек с мочажинами - понижениями. Мощность торфяного слоя здесь обычно не больше 1,5 - 2 м. Моховой покров образован разными видами сфагнов. На Лыковом болоте, например, преобладает сфагнум изменчивый (Sphagnum fallax), на кочках - сфагнум Магеллана (Sphagnum magellanicum). Обязательные компоненты растительного сообщества здесь -  пушица влагалищная (Eriophorum vaginatum), подбел (Andromeda polifolia), росянка круглолистная (Drosera rotundifolia), болотный мирт, карликовая березка (Betula nana), два вида клюквы - болотная (Oxycoccus palustris) и более редкая мелкоплодная (O. microcarpus). На верховых болотах расположены основные клюквенные угодья заповедника. 
Сфагновые мхи - эдификаторы болотного соообщества, они определяют жизненную среду для всех остальных растительных и животных организмов. Толстый слой торфа отделяет корни растений от подстилающего грунта, что служит одной из причин эпитета "верховые" в названии этих болот. Поэтому водно-минеральное питание растений осуществляется тут только за счет атмосферных осадков. В 1 л. почвенной влаги олиготрофного болота содержится от нескольких единиц до десятков миллиграммов солей, в то время как на эвтрофном (низинном) болоте эта величина составляет 100-300 мг. Кроме того, почвы верховых болот очень кислые (рНводн 3,5-4), с низкой зольностью (менее 6%), не насыщены основаниями. В таких специфических условиях способны расти только немногие виды, но зато все они идеально к ним приспособлены. Более того, большинство растений верхового болота, благодаря своей узкой специализации, уже и не способно расти в другой экологической обстановке.
Многие растения верховых болот отличаются ксероморфным обликом, характерным также для растений засушливых мест обитания, вынужденных экономно расходовать воду. Например, листья растущих здесь кустарничков из семейства вересковых узкие, жесткие, с завернутыми краями, покрытые восковым налетом сверху и часто опушенные снизу. Точная причина такого совпадения признаков неизвестна. Долгое время ксероморфизм вересковых объяснялся гипотезой физиологической сухости. Якобы, при низкой температуре почвенной воды растения не могут эффективно ее усвоить. Однако впоследствии было установлено, что болотные кустарнички испаряют огромное количество воды, следовательно, они и поглощают ее в таком же количестве. Видимо, их облик обусловлен другими причинами, среди которых на первом месте стоит  недостаток азота в  болотных почвах.
Очень важное приспособление вересковых к жизни в экстремальных условиях -  симбиоз с грибами. У этих растений он существует в виде экто- и эндомикоризы. В обоих случаях гифы гриба оплетают корни снаружи и проникают между клетками коры корня. Но в первом случае образуется наружный чехол из гифов, а во втором он отсутствует.
Росянка "изобрела" другой способ дополнительного питания - переход к частичной плотоядности. Округлые листья этого растения усажены волосками, оканчивающимися красными железистыми головками. Головку волоска покрывает прозрачная капелька липкой слизи, которая своим блеском привлекает мелких насекомых. Прилипшее насекомое старается высвободиться из ловушки, но при этом неизбежно задевает за соседние липкие капли. Все волоски потревоженного листа изгибаются навстречу добыче и быстро обволакивают ее слизью. Край листа медленно загибается и покрывает насекомое, которое тут же начинает перевариваться. Интересно, что росянка не только чувствует груз упавшего на нее тела, но даже воспринимает его запахи. Если на ее лист падает капля дождя или еще что-нибудь несъедобное, волоски на них не реагируют (Жизнь растений, 1981).
Переходные (мезотрофные) и, в меньшей степени, низинные болота -  типичный элемент ландшафта юго-западной половины заповедника. Эти молодые болота размещены в понижениях береговых валов, образовавшихся после последней крупной трансгрессии Ладожского озера. Судя по всему, возникли они почти синхронно. Трансгрессия, видимо, была связана с образованием реки Невы, случившимся около 1200 лет назад (Скарлато и др., 1988). В то время уровень воды понизился почти до современного за очень короткий период - всего за несколько десятилетий. Над приростом суши трудились одновременно реки и озеро. Первые приносили готовый материал, второе укладывало речные наносы в систему песчаных дюн. Некоторые гряды уже полностью погребены и заметны только по цепочке засыхающих сосен. 
Переходные болота топкие, с рыхлым моховым покровом, который легко проваливается при ходьбе. В центре некоторых болот образуются ручьи.  Глубина торфа на этих болотах не более 1 м. Эвтрофность (почвенное плодородие) и увлажненность болот увеличиваются по направлению к Ладожскому озеру.
Некоторые переходные болота заповедника имеют сплавинное происхождение. Так, кольцо сфагновой сплавины стягивает живописное озеро Сярьба. Торфяной ил не подвергается биологическому разрушению, поэтому дно озера медленно повышается. Теоретически, озера такого рода по прошествии столетий будут полностью поглощены болотом.
Моховой покров переходных болот сложен разными видами сфагнов. Чаще всего тут доминирует один из диагностических видов этой ассоциации - сфагнум балтийский (Sphagnum balticum). В травяно-кустарничковом ярусе преобладают осоки: топяная (Carex limosa), волосистоплодная (C. lasiocarpa), вздутая (C. rostrata), а также пушица многоколосковая (Eriophorum polystachion). Места же, где растет шейхцерия болотная (Scheuchzeria palustris), вахта трехлистная (Menyanthes trifoliata), сабельник болотный (Comarum palustre), на всякий случай, лучше обойти стороной - эти виды указывают на топкие мочажины. На более возвышенных участках развиваются характерные растения верховых болот: клюква, подбел, росянка, болотный мирт. Это не случайно, поскольку переходные болота представляют собой начальную стадию развития верховых.
Низинные (эвтрофные) болота встречаются очень часто в ближайших к Ладоге межваловых понижениях. Моховой покров на них не развит или представлен редкими куртинами дрепанокладуса (Drepanocladus sp.) и сфагнума. Доминируют здесь обычно осоки - вздутая и водяная (Carex aquatilis), реже острая (C. acuta) и пузырчатая (C. vesicaria), а также сабельник и ситник нитевидный (Juncus filiformis).

Прибрежная растительность
В дельте реки Свирь, на побережье Ладожского озера и других водоемов обширные пространства заняты прибрежными сообществами, обычно более или менее заболоченными. Речные и озерные воды содержат много органики, поэтому пойменные почвы отличаются значительно большим плодородием, чем почвы водоразделов. Соответственно и растительность здесь богаче и разнообразнее. Прибрежные фитоценозы - это настоящее царство трав и кустарников.
На заболоченных низких берегах Ладожского озера в северной и южной частях заповедника широкой полосой тянутся тростниковые заросли. Безусловный доминант этих зарослей - тростник (Phragmites australis). Этот высокий (до 2,5 м) мощный злак образует труднопроходимые мини-джунгли, населенные многими мелкими животными. В тростниковых дебрях растения расположены ярусно. На поверхности воды плавают многокоренник (Spirodela polyrrhiza), ряски (Lemna sp.) и водокрас лягушачий (Hydrocharis morsus-ranae), чьи листья напоминают листья кубышки в миниатюре. Над водной гладью поднимаются осоки и разнотравье. Очень характерно присутствие здесь цикуты, или веха ядовитого (Cicuta virosa). Это многолетнее зонтичное  растение - одно из самых ядовитых во флоре России.  В верхнем ярусе к тростнику местами примешиваются или замещают его другие злаки, например, двукисточник тростниковый (Phalaroides arundinacea) и вейник сероватый (Calamagrostis canescens).
Полосы тростниковых зарослей сливаются с низинными болотами, с преобладанием осоки водяной. Особенно обширны эти болота близ устья реки Свирь. Пойменные низинные болота отличаются от лесных значительно большим растительным разнообразием. Обычные виды здесь -  ирис желтый (Iris pseudacorus), хвощ приречный (Equisetum fluviatile), камыш лесной (Scirpus sylvaticus) и редкий в Ленинградской области камыш укореняющийся (S. radicans). Довольно часто встречается лютик длиннолистный (Ranunculus lingua), с красивыми крупными цветками, и такие представители семейства зонтичных, как горичник болотный (Thyselium palustre), омежник водный (Oenanthe aquatica), поручейник широколистный (Sium latifolium).
По менее заболоченным береговым участкам растут  ивняки. На песчаных дюнах Ладожского озера в междуречье Гумбарки и Пельчужни можно встретить иву остролистную, или, как ее называют по-другому, вербу красную (Salix acutifolia). Этот изящный кустарник с красноватыми, покрытыми сизым налетом прутьевидными побегами, очень редок в нашем регионе. На тех береговых валах Ладожского озера, где уже имеется почвенный слой, разные виды ив формируют сомкнутые труднопроходимые заросли. На первом валу, у самого уреза Ладоги, обычно господствует ива трехтычинковая (Salix triandra). Второй и последующие валы зарастают ивой чернеющей (Salix myrsinifolia), филиколистной (Salix phylicifolia), пятитычинковой (Salix pentandra), шерстистопобеговой (Salix dasyclados). К ним примешивается береза и оба вида ольхи. В топких понижениях   на низинных осоковых болотах  образует густые заросли ива пепельная (Salix cinerea).
Органические примеси, содержащиеся в водах рек и залива Лахта, способствуют заиливанию дна и зарастанию этих водоемов. Водная растительность здесь более обильная и разнообразная, чем в озерах. В прибрежной зоне можно встретить стрелолист (Sagittaria sagittifolia), частуху подорожниковую (Alisma plantago-aquatica) и другие обычные водные растения. Мелководья часто зарастают ежеголовниками (Sparganium sp.) и рдестами (Potamogeton sp.). На поверхности воды хорошо заметны продолговатые листья рдеста плавающего (P. natans L.). На песчаном мелководье Лахты встречается представитель древнего рода споровых растений - полушник щетинистый (см. раздел "Редкие виды"). Чуть дальше от берега разрастаются "водяные лилии": кубышки желтая и малая (Nuphar lutea, Nuphar pumila), изредка - кувшинка белоснежная (Nymphaea candida). 
В Загубской губе, расположенной неподалеку от устья реки Свирь на противоположной заповеднику стороне реки, существует единственно известная в Ленинградской области локальная популяция водного насекомоядного растения из семейства росянковых - альдрованды пузырчатой (Aldrovanda vesiculosa). 


Возврат к списку



Телефон: +7 (81364) 23-616
e-mail: ns_zap@mail.ru
© Все материалы данного сайта являются объектами авторского права